Статьи

Святитель Лука в Переславле

Передача из цикла "И один в поле воин" на радио Радонеж, о Святителе Луке рассказывает Екатерина Каликинская.


      В Переславль-Залесский врач В.Ф. Войно-Ясенецкий попал из Романовской земской больницы, где он работал хирургом и подал прошение об увольнении в августе 1910 года. Причиной ухода с прежнего места работы было желание Валентина Феликсовича обеспечить себе более приемлемые условия для занятий научной работой,  в чем он уже давно чувствовал необходимость, работая во время отпусков на медицинском факультете Императорского Московского Университета на кафедре описательной анатомии у профессора Карузина и в Институте профессора Рейна. Незадолго был объявлен конкурс на должность заведующего Переславской земской уездной больницей Владимирской губернии. Ожидая результатов конкурса, Валентин Феликсович съездил в Киев и сделал доклад на заседании Киевского хирургического общества( остеомиелит позвоночника). Он рассказал о том, как хирургическим путем вылечил 15-летнего крестьянского мальчика- он провел несколько операций, за счет чего были удалены гнойные массы из разных отделов позвоночника и мальчик не только выжил, но и смог через год свободно передвигаться без каких-либо нарушений. 13 ноября 1910 года врачебная комиссия при Переславской уездной земской управе решила пригласить Войно-Ясенецкого, отдав ему предпочтение среди нескольких других кандидатов.

     В Переславском уезде в то время было 442 населенных пункта, где проживало 114 000 человек. В больнице было всего 65 больничных коек, работали два врача – хирург и терапевт. Еще 85 коек было в других врачебных участках. Хирургическая помощь оказывалась только в стационаре города, для этого были предназначены всего 25 коек на весь уезд. То есть огромный объем работы лег на плечи молодого 34-летнего хирурга, сложность работы была еще и в том, что пациентов обычно слишком поздно доставляли в больницу – на телегах, по бездорожью, после того, как ждали, что «само пройдет» - русский «авось», они были в запущенном состоянии. Кроме того, за год о вступления в должность сгорели 2 барака, где располагались амбулатория и аптека. Сохранились только фундаменты от этих зданий, и главврачу пришлось временно размещать больных и аптеку в других помещениях, а потом и отстраивать сгоревшие здания. Большую проблему представляли инфекционные больные – заболевшие тифом, нередко холерой обращались за помочью в земскую больницу, а условий их содержать там не было, не было даже дезинфекционной камеры, а бывший старый деревянный барак не отвечал своему назначению. Строительством «цеметно-бетонного здания» площадью 100 кв. метров для инфекционных больных также занялся главный врач. Не было в больнице и электричества, водопровода и даже канализации – бетонные выгребные ямы каждодневно опорожняла приезжавшая ассенизационная бочка на колесах. Освещение было керосиновыми лампами. Занимаясь улучшением больничных условий, в первую очередь Валентин Феликсович усилил хирургическую работу. В первый же месяц своей работы он сделал 28 операций – столько же, сколько другой работавший там хирург сделал за 3 месяца. За год было принято 5000 хирургических больных и сделано 198 операций в стационаре. В Переславской земской больнице впервые проводились операции такого уровня. Молодой хирург все время находился в поиске, ища новые способы помочь больным. Те случаи, когда его постигала неудача, становились материалом для анализа хирургических данных и полем для новых исследований. Иногда спустя годы Валентин Феликсович находил решение, понимал, как нужно было действовать, чтобы помочь больному. О смертельных неудачах своих помнил всю жизнь. С женой Анной Васильевной, в прошлом сестрой милосердия в Киевском военном госпитале, и тремя маленькими детьми – Михаилом, Еленой и грудным Алексеем, Валентин Феликсович поселился в деревянном доме, принадлежавшем помещице Лилеевой, на Троицкой улице. Его сын Михаил впоследствии вспоминал: «Отец работает днем, вечером, ночью. Утром мы его не видим, он уходит в больницу рано. Обедаем вместе, но отец и тут остается молчаливым, чаще всего читает за столом книгу. Мать старается не отвлекать его. Она тоже не слишком многоречива». Прослужившая у Войно-Ясенецких горничной 7 лет Елизавета Никаноровна Кокина рассказывала, что жизнь их протекала тихо и скромно. Анна Васильевна сама обшивала и кормила всю семью, «мужа любила без памяти, ни в чем ему не перечила». Жена Валентина Феликсовича отличалась необыкновенной красотой: по словам Елизаветы Никаноровны, «была изо всего города самая интересная». Но не только внешней красотой наделил Господь эту женщину: в госпитале, где работала Анна Васильевна, ее называли «святой сестрой». В молодости она хотела стать монахиней. С детства дети видели в родителях только благочестие, любовь и ласку: малышей никогда не наказывали, только озорного Мишу мать запирала в чулан, «да скоро и выпускала», по словам Кокиной. Сам же будущий святитель «барин был суровый», и день его в Переславле был расписан по часа: в восемь он один завтракал, ехал в больницу, в пять приезжал обедать, немного отдыхал, потом продолжал прием больных в своем кабинете. После вечернего чая шел заниматься научной работой. «Пишет там, читает, пока весь керосин в лампе не выгорит. Часто его ночью в больницу вызывали. Молча собирается, едет. Никогда не сердился, если вызывали…справедливый был», вспоминала Елизавета Никаноровна. Гостей у Войно-Ясенецких было мало: раз в месяц приезжала «чайку попить» игуменья из Феодоровского монастыря…большого ума женщина», заходил с женой коллега доктор Михневич. В театры и в гости не ходили, «вина, табаку в доме не держали, сластей тоже никогда не было». Обстановка была самая скромная, мебель неказистая. Запомнила Кокина, что только книг было в доме много, и много книг приходило по почте. «Им, Ясенецким, форсить не из чего было», - заключила простая женщина. А сын Валентина Феликсовича Михаил писал о том, что сбережений «ни тогда, ни потом отец не имел». Все усилия главного врача были направлены на решение проблем больницы. Было увеличено число штатных фельдшеров при ней, другого обслуживающего персонала, заменены кровати. В 1912 году были закончены новые постройки – каменные здания амбулатории и аптеки, за счет чего стало возможным принимать большее число больных, возникли клиническая и бактериологическая лаборатории, была открыта столовая для ходячих больных. Валентин Феликсович поставил вопрос о приобретении рентгеновского аппарата, без которого он считал невозможным работать, но ему было отказано. Однако научные занятия никогда не заслоняли главного – служения людям. Святитель Лука в своей автобиографии, разумеется, не пишет, каким он был врачом в те годы. Мы знаем только, что он занимался всеми областями хирургии, особых успехов достиг в офтальмологии, обезболивании, брюшной хирургии. Он считал, что «чем разводить маленьких хирургов, лучше иметь одного хорошего и вызывать его в участки для операций», и поэтому ему приходилось многое делать одному. Только в конце 1913 года закончился 3-х летний период непрерывной работы ВЯ и он получил право на 3 месяца командировки в один из университетов для повышения квалификации. В это время семья выросла еще на одного человека – родился младший сын Валентин. Вскоре после его рождения Валентин Феликсович отправился в Киевский университет для сдачи экзаменов на степень доктора медицины. Он использовал этот отпуск для знакомства с научными новинками и обсуждения своих врачебных результатов. В 1914 году было построено инфекционное отделение в Переславской больнице и водонапорная башня, которая обеспечила централизованную подачу воды для нужд больницы. Но тут началась первая мировая война. Часть врачей и фельдшеров была призвана в армию, был создан уездный земский комитет по организации помощи больным и раненым, в состав которого входил и Войно-Ясенецкий, в городе был открыт земский лазарет на 20 коек, за счет коек имевшихся в больнице. Валентин Феликсович стал одновременно заведующим лазаретом. Он подал заявление, чтобы ему немедленно во всякое время дня и ночи подавали лошадь(земский кучер и тарантас). Число операций увеличилось ненамного, но в земской больнице стали лечить огнестрельные раны и боевые травмы. В кабинете дома на Троицкой улице, где Валентин Феликсович занимался по ночам, при керосиновой лампе, после изнурительных дежурств и приема больных, рождалось выдающееся медицинское произведение. Докторская диссертация В.Ф.Войно-Ясенецкого, которую он защитил в 1916 году Москве, будучи жителем Переславля, была удостоена премии Варшавского университета «за лучшие сочинения, пролагающие новые пути в медицине». Когда Валентин Феликсович только начал свои исследования, даже директор Московского хирургического общества ничего не знал об этом методе, и молодому ученому приходилось опираться на данные иностранных коллег, которые большинство считали регионарную анестезию неосуществимой. Профессор Московского университета Мартынов написал Валентину Феликсовичу: «Мы привыкли к тому, что докторские диссертации пишутся обычно на заданную тему с целью получения высших назначений по службе и ценность их невелика. Но когда я читал Вашу книгу, то получил впечатление пения птицы, которая не может не петь, и высоко оценил ее». В Переславле зародился другой выдающийся научный труд В.Ф.Войно-Ясенецкого: «Очерки гнойной хирургии». Эта книга до сих пор издается и высоко ценится практикующими хирургами. Но не только этим она знаменита – через это произведение Господь явил будущему святителю свою волю. «Я поставил своей задачей глубокое самостоятельное изучение диагностики и терапии гнойных заболеваний, – пишет святитель Лука в своей автобиографии. – В конце моего пребывания в Переславле пришло мне на мысль изложить свой опыт в особой книге…Я составил план этой книги и написал предисловие к ней. И тогда, к моему удивлению, у меня появилась крайне странная неотвязная мысль: «Когда эта книга будет написана, на ней будет стоять имя епископа». Быть священнослужителем,а тем более епископом, мне и во сне не снилось, но неведомые нам пути жизни нашей вполне известны Всеведущему Богу, еще когда мы во чреве матери». У Валентина Феликсовича в те годы, когда он жил в Переславле, были «воскресные и праздничные дни самые занятые и обремененные огромной работой». Он с трудом вырывался в церковь, хотя человеком был глубоко религиозным. Еще в молодости, читая Евангелие, он был поражен словами Спасителя «Жатвы много, а делателей мало». Будущий святитель вспоминал: « У меня буквально дрогнуло сердце, я молча воскликнул: О Господи! Неужели у Тебя мало делателей?!» Врачебная деятельность Войно-Ясенецкого была всегда служением Богу, как послушание одного из подвижников Троице-Сергиевой лавры, который был отправлен печь просфоры, как только переступил порог обители и вследствие этого за 12 лет ни разу не был на литургии. Валентин Феликсович вспоминал, что лишь в последние годы стал регулярно бывать на службах в соборе, «где у меня было постоянное место, и это возбудило большую радость среди верующих Переславля». Видимо, речь идет о Спасо-Преображенском соборе, в котором крестили Александра Невского, где он венчался на княжество в возрасте 4 х лет. Возможно, что святитель посещал и стоявший рядом собор Владимирский, в честь Сретения иконы Владимирской Божьей матери. До того в 1907 году он работал в земской больнице города Фатежа, через который проходили богомольцы в знаменитую Глинскую пустынь, где хранилась ново-явленная икона Рождества Пресвятой Богородицы. В обители была прекрасно устроенная больница на 250 мест, монахи занимались лечением местного населения. ВФ имел долгую беседу с настоятелем отцом Исайей и возможно общался с прославленными Глинскими старцами схимонахом Архипом, схимонахом Лукой, иеросхимонахом Илиодором( Захаровым). В Переславле он также общался с настоятельницей Федоровского монастыря игуменьей Евгенией – есть фотография, где матушка сидит на диване с Анной Васильевной Войно-Ясенецкой и старшими детьми. Его пациентками были также и монахини Федоровской обители, насельники переславских монастырей, что отражено в отчетах о работе Переславской земской больницы. Так что духовное поле вокруг него было достаточно насыщенным… Тем не менее у будущего святителя, возможно, из-за его смирения и скромности, и мысли не было принять священнический сан. Но Промысел Божий о нем уже начал проявляться, и именно в Переславле произошли события, которые подготовили его крестный путь. Как будто при подходе к станции большого поезда переключили стрелки. В начале 1917 года к Ясенецким приехала сестра Анны Васильевны, только что потерявшая в Крыму страдавшую чахоткой дочь. Она привезла с собой ватное одеяло, которым укрывалась больная, и от него заразилась туберкулезом Анна Васильевна, здоровье которой было подточено тяжелой работой, скудностью жизни, четырьмя родами (в Переславле в семье родился сын Валентин). После отъезда сестры Валентин Феликсович сам обнаружил у жены признаки начинающегося туберкулеза. Решив перебраться в более теплый климат, он подал объявление в газету и получил приглашение в Ташкент на должность хирурга и главного врача большой городской больницы. Семья собралась в путь, но Анна Васильевна чувствовала себя так плохо, что по дороге пришлось остановиться на неделю в гостинице Троице-Сергиевой Лавры. Вскоре по переезде в Ташкент ее не стало. Переславский период жизни Святителя - это время, когда он полностью сформировался как врач, ученый, руководитель медицинского учреждения, когда он доказал свою высокую научную значимость коллегам и смог принести облегчение тысячам страждущих своим чудесным врачебным искусством и самоотверженным отношением к больным. Несмотря на скудость быта и множество забот, это, пожалуй, и самый по-человечески счастливый период его жизни, когда единственная в его жизни женщина, его жена Анна Васильевна, и маленькие сыновья и дочка были с ним, жили одной дружной семьей, где родился младший сын, названный в честь отца Валентином. Может быть, поэтому дети Святителя и после его смерти посещали Переславль-Залесский, хранили благодарную память об этом городе и времени, связанном с жизнью здесь. И в то же время именно в Переславле, по признанию самого Святителя, путем откровения свыше ему был указан его дальнейший путь, здесь он услышал волю Божию, которой вскоре последовал со свойственной ему непоколебимостью и мужеством.

Екатерина Каликинская, из цикла передач "И один в поле воин" на Радио Радонеж( начало 14 марта 2014 года)


 Цикл передачь "И один в поле воин" (Радио Радонеж о святителе Луке)

Часть 1. СЛУШАТЬ

Часть 2.  СЛУШАТЬ

Часть 3. СЛУШАТЬ

Обзор всех передач:

СМОТРЕТЬ

 

Екатерина Игоревна Каликинская

журналист, писатель, кандидат биологических наук.

Рекомендуем к прочтению:


 

 

Нет комментариев

Добавить комментарий
Создать сайт
бесплатно на Nethouse